Выдающиеся русские женщины
Черубина де Габриак – самая загадочная поэтесса Серебряного века

В русской литературе периода Серебряного века, как и в других видах искусства, главными фигурами были талантливые мужчины. Взять, например, школьную программу: в старших классах чуть ли не год изучают целый ряд выдающихся поэтов начала XX века, каждый из которых прекрасен своей индивидуальностью. Но в женской поэзии школьникам почему-то известны лишь Ахматова и Цветаева. 

Елизавета Дмитриева скрывалась за таинственной фигурой Черубины де Габриак

Всё дело в том, что Серебряный век – это не совсем про умение писать завораживающие строки, это особая атмосфера, пропитанная мистикой и харизмой. Чтобы стать выдающейся женщиной в русской поэзии того времени, нужно было быть яркой, немного сумасшедшей, с пленительной внешностью и холодным сердцем. Как, например, Анна Ахматова, которая согласилась стать женой Гумилёва только после 10-го предложения руки и сердца.

Вот почему образованная, талантливая, но немного наивная, Елизавета Дмитриева провернула вместе с Максимилианом Волошиным потрясающую авантюру, превратившись в загадочную Черубину де Габриак и оказавшись в центре внимания именитого петербуржского издательства.

Появление Черубины в русском поэтическом пространстве напоминает появление кометы. Таинственная поэтесса наделала много шума, но его хватило всего лишь на один сезон.

Знаменитая башня в Петербурге на Таврической улице, где находилась квартира Вячеслава Иванова и его супруги, стала местом силы и постоянного пребывания русской литературной богемы. Атмосфера там царила необыкновенная, но попасть в компанию гостей этих апартаментов было не так просто. Хозяин получил прозвище Вячеслав Великолепный, а жена себя наименовала Диатимой. Иванов был поэтом и академиком исторических наук, хорошо разбирался в античной литературе. Чтобы повысить образованность завсегдатаев своего жилища, он придумал «Академию стиха», в рамках которой читал необыкновенно интересные лекции об истории литературы.

Однажды на заседаниях академии появилась молодая преподавательница истории. Её звали Елизавета Дмитриева. Она выделялась удивительной подкованностью в вопросах европейской литературы. Но почему-то многие слушатели не обращали на неё внимания. Так получилось, что яркий, волнующий внутренний мир девушки скрывался за посредственной внешней оболочкой.

В один прекрасный день под куполом башни Иванова поселился поэт Максимилиан Волошин со своей супругой. Поэт обратил внимание на молодую интеллектуалку, они стали много общаться. Уезжая, Волошин оставил Елизавете адрес, и между ними завязалась переписка. Читать письма Дмитриевой Волошину доставляло неимоверное удовольствие: они были наполнены удивительными идеями и прекрасными суждениями.

Летом Дмитриева в компании поэта Гумилёва приехала к Волошину в Коктебель. Пообщавшись с творческой интеллигенцией, Елизавета стала примерять образ истинного богемного персонажа и написала несколько стихов. Их она читала перед гостями, лёжа на ковре.

Максимилиан Волошин

Максимилиан Волошин слушал стихи Елизаветы как заворожённый, и в этот момент под южным звёздным небом в его воображении родился образ Черубины де Габриак. Почему именно такое имя придумал поэт для своей подопечной? В этом необычном сочетании слились свет и тьма: Черубина созвучна со словом Херувим, а Габриак – это древнее название морского чёрта. Так началась волнующая история Черубины, наполненная мистицизмом и загадками.

К осени 1909 года в Петербурге появился журнал «Аполлон» под редакторством Сергея Маковского. В нём печатались произведения самых ярких представителей поэзии нового времени. В редакцию «Аполлона» были отправлены конверты с проникновенными строчками Черубины, написанными каллиграфическим почерком. От прочитанного главный редактор настолько впечатлился, что немедленно пустил стихи в ближайший номер, заняв ими место, отведённое для творений своего друга Иннокентия Анненского.

Когда свежий выпуск журнала с поэзией таинственной незнакомки вышел в свет, в культурной столице случился настоящий фурор. Сенсацией было то, что эти талантливые строчки были написаны женщиной и, судя по содержанию, очень харизматичной, очень эффектной, театральной, такой, каких любили в Петербурге того времени.

Слова стихов кидали в жар и дрожь, настолько они обладали мощной энергетикой. Люди цитировали стихи у себя в дневниках, писали на открытках, читали их дорогим людям. Одним словом, вся интеллигенция помешалась на Черубине. Поклонники лихорадочно гадали, где можно встретить это прекрасное создание? Таинственность личности поэтессы не давала никому покоя, увеличивая популярность Черубины день ото дня.

Маковский разговаривал с Черубиной де Габриак по телефону. Он был обворожён голосом девушки и манерой вести культурную беседу. Все мысли редактора слились к одному желанию: поскорее воочию встретиться с талантливой дамой. Пока поэтесса не давала никаких конкретных обещаний по поводу встречи, редактор «Аполлона» закидывал незнакомку пылкими письмами и получал ответы, приводящие его в неописуемый восторг. Маковский стал посылать Черубине дорогущие корзины цветов. Он был в плену прекрасных фантазий и постоянно представлял встречу с умной утончённой женщиной. Такое поведение было странным, ведь деятеля считали опытным сердцеедом, который мог загнать любую женщину в угол и молниеносно влюбить её в себя. Но в ситуации с Черубиной, он, словно ребёнок, не хотел замечать всю нелепость ситуации.

В это время сама Дмитриева принимала активное участие в обсуждении Черубины, она критиковала стиль и поведение поэтессы на людях. Волошин наслаждался игрой, а Елизавете было страшно. И однажды, Дмитриева призналась одному из поэтов, что Черубина – это она. Когда это дошло до Маковского, он при встрече сказал Елизавете, что был в курсе игры и просто поддерживал её. Но так ли это было на самом деле?

Сергей Маковский издатель «Аполлона»

Эта мистическая история пошатнула состояние Елизаветы. Кроме того, люди, восхищавшиеся её стихами и называвшие их шедеврами, охладели к ним после разоблачения. Осознавать, что народная любовь ушла по причине несоответствия внешности созданному образу, было тяжело.

Позже Дмитриева нашла себя в Антропософии, а затем стала писать детские сказки. Стать кружащей голову дивой Серебряного века у неё не получилось.

В организации «Русская Инициатива» считают, что поэзия Черубины де Габриак была недооценена в своё время, но сегодня мы хотим дать возможность широкой публике восхищаться искренними чувствами и мыслями, выраженными волнующими стихами.

Печально, что в школьной программе так мало уделено внимание женскому литературному творчеству. Ведь женщинам во все времена было что сказать. Женщина многие вещи чувствует острее и тоньше мужчин. И уж, если небеса подарили ей талант к прекрасному сочинительству, то её произведения важно ценить и прививать любовь к ним следующим поколениям.

В рамках проекта «100 выдающихся русских женщин» мы непременно найдём место и для Черубины де Габриак, и для Елизаветы Дмитриевой.

 

 

Total Views: 288 ,
Русская Инициатива